«Пусть себе и забирает».

Пермячка отказалась от своей дочери, потому что у её отца был ВИЧ. Но девочка не попала в детский дом

Жизнь бывших гражданских супругов из Перми Евгения и Марины и их дочери полностью изменил один телефонный звонок. Представительница фонда помощи детям «Дедморозим» Оксана Евнушанова тогда сказала мужчине, что его бывшая спутница родила девочку и отказалась от неё. Евгений после этого взял ребёнка себе.

Эту историю нам рассказали Оксана Евнушанова и Валерия, с которой Евгений стал встречаться после Марины; пообщаться с последней нам не удалось. Имена всех героев, кроме Оксаны, изменены.

Не сказал о ВИЧ

В 2016 году перед Новым годом Евгений — ему было немногим больше сорока — из-за проблем с давлением лёг на обследование в больницу. Его ровесница Марина, с которой мужчина встречался, пришла к нему и заметила, что врачи ведут себя странно. О чём-то шушукаются, рассказывала она потом специалисту «Дедморозим» Евнушановой. Марина увидела медицинские документы, в которых было написано, что у её партнёра ВИЧ, о чём он ей не говорил.

К тому времени они уже несколько месяцев жили в квартире Марины и её матери. Когда мужчина вернулся домой, его спутница с матерью ушли на кухню. Вскоре Марина подошла и сказала, что если мужчина прямо в тот момент не соберёт вещи и не уйдёт, она вызовет полицию. Это со слов Евгения рассказывает 45-летняя Валерия, на которой он потом женился.

По её словам, Евгений и сам был готов уйти: он работал, а Марина — нет, и им постоянно не хватало денег. Останавливало его лишь предположение, что гражданская супруга беременна. В итоге Евгений вернулся в квартиру, где жил с матерью. Марина сдала тест на ВИЧ — и вирус у неё не нашли.

Мужчина живёт с ВИЧ с подросткового возраста. Употреблял наркотики в компании, где был молодой человек с вирусом, — пользовались одним шприцем. Женщине, с которой он встречался до Марины, тоже не сказал о диагнозе. У них родилась дочь, которая сейчас живёт с матерью, — обе здоровы. Супруг стоит на учёте в краевом СПИД-центре и принимает специальную терапию. Это способствует неопределяемой вирусной нагрузке — исследования утверждают, что при ней вирус не передаётся. Первой дочери Евгения уже 14 лет. По словам Валерии, отношения отца и девочки не складываются, но он каждый день заходит на её страницу в соцсети. Собеседница говорит, отец мог толком не общаться и со вторым ребёнком.