Как журналисту не получить иск о диффамации? Правила безопасности и корректности

Конспект лекции старшего юриста Центра защиты прав СМИ Светланы Кузевановой. Лекция состоялась в рамках «Школы безопасности журналиста-расследователя», организованной «Институтом развития прессы — Сибирь», Содружеством журналистов-расследователей и фондом «Так, так, так».

***

В широком смысле, диффамация это распространение порочащих сведений, которые не соответствуют действительности. Сюда относятся все категории дел, связанных с защитой чести и достоинства, деловой репутации, клеветой. Грозит опровержением, удалением сведений и компенсацией морального вреда (в России в среднем в районе 10 тысяч рублей, но бывает всякое).

Клевету в этом ряду доказать сложнее всего – потому что нужно доказать наличие умысла (т.е. то, что журналист имел цель умалить честь и достоинство). Поэтому чаще иск о клевете или угроза иска используются как инструмент давления. Если иск о клевете против журналиста/редакции подал обычный гражданин, шансов у него немного. Другое дело, если иск подала влиятельная персона – она может включить административный ресурс.

Оскорбление сюда не относится. Это не распространение порочащих сведений, а жёсткая оценка, выраженная в неприличной форме. При этом что такое «неприличная форма» – непонятно. Решение принимает суд, который основывается на экспертизе. Имейте, однако, в виду: если оскорбление содержится в цитате, ответственность понесёт не только автор цитаты, но и редакция — как допустившая распространение оскорбления.

Помните, что иск может прилететь спустя год, два, пять – исковой давности нет

Храните аудиозаписи и документы так долго, как только можете. Это спасает. Ситуация, когда аудиозапись бы выручила, а её нет – очень частая в практике Центра защиты прав СМИ

Возможно (хоть и не обязательно) досудебное решение конфликта. От редакции могут потребовать опровержения, извинения, реализации права на ответ. Могут также (это редкость, но…) обратиться в орган саморегулирования журналистского сообщество (этическое жюри, комиссию по жалобам на прессу и так далее).

Если к вам поступило письменное требование об опровержении или праве на ответ, отвечайте, не игнорируйте его. Это большая проблема: когда была досудебная претензия, но вы её проигнорировали, сделали вид, что её нет. Будет «минус» вам в суде, если до него дойдёт дело – судья тоже человек и, как бы то ни было, субъективно принимает ту или иную сторону. Ответить надо в течение 30 дней.

В практике Центра в 95% случаев редакции могут дать обоснованный отказ в опровержении, потому что очень часто претензии возникают к стилю изложения (а это дело журналиста) или к недостоверной информации, которая при этом не является порочащей (налоговая задолженность не 5 млн рублей, а 3 млн). В этом случае может быть предоставлено право на ответ. Помните, что отказывать лучше вежливо, с «реверансами» («Мы бы с удовольствием опровергли, но нет правовых оснований…»)

Публикации в других СМИ не являются доказательством достоверности!

Сославшись на другое СМИ и процитировав его дословно, мы можем просить суд об освобождении от ответственности. Но не факт, что освободят

Информацию, которую вас просят опровергнуть (или в которой вы сами сомневаетесь) можно прогнать через простой тест на диффамацию. Она должна соответствовать ВСЕМ ПЯТИ ниже перечисленным признакам.

Чек-лист на диффамацию

1. сведения распространены,
2. они не соответствуют действительности,
3. являются порочащими,
4. касаются конкретного лица (физического или юридического),
5. это именно сведения, что равнозначно сообщению (утверждению) фактов, а не мнения или оценочные суждения (факт, в отличие от оценки, можно проверить).

Если хотя бы чего-то одного из перечисленного нет, это не диффамация. Вы можете дать обоснованный отказ в опровержении при попытке решить конфликт в досудебном порядке и оценить свои перспективы в суде.

Излагайте только факты и не давайте им правовую оценку (напр., «незаконно», «злоупотребление должностными полномочиями») – правовую оценку может давать только суд, но не журналист. Помните: то, что говорят люди, не является доказательством достоверности.

Бремя доказывания по делам о диффамации:

  • истец: факт распространения сведений, порочащий характер сведений;
  • ответчик: соответствие сведений действительности.
Не считаются распространением

обращения в государственные органы и органы МСУ, содержащие диффамационные сведения, которые не нашли подтверждения в ходе рассмотрения заявления

Отвечают ли СМИ за открытые письма, петиции и тому подобное?

Отвечают, в полном объёме.

СМИ, публикующее открытое письмо губернатору, где сообщается о нарушении закона конкретным лицом, несёт ответственность за всё, что говорится в письме. Оно его распространитель. Независимо от числа подписантов. Независимо от того, перепечатываем ли мы его или даём скан. Письма, петиции и проч. точно также надо «тестить» на диффамацию. И после этого либо давать безопасные выдержки, либо пересказывать своими словами («собравшиеся недовольны…»).

Ещё один безопасный вариант – дать гиперссылку на оригинал письма. Тогда редакция не является распространителем, а просто говорит о факте обнародования письма и указывает, где оно было обнародовано (опубликовано, размещено).

Что такое «несоответствующие действительности сведения»?

Это – только факты. Не оценки. Нельзя признать оценочное суждение несоответствующим действительности.

Источники часто подводят. Не верьте на слово

Вы делаете материал, источник обещает, что «всё есть». Когда возникает необходимость, оказывается, что ничего нет. Или есть, но не то

Не надо верить на слово. Просите показать. Причём необязательно иметь всё на руках – достаточно того, что вы точно знаете, что такой документ существует, видели его своими глазами, знаете, как он называется, иные выходные данные. Тогда, в случае чего, в суде вы можете попросить истребовать это документ в подтверждение вашей правоты. Юридически даже лучше пересказать, а не показывать вообще всё, что у вас есть.

Что такое «порочащие сведения»?

Есть мнение, что порочащие сведения – это всё, что обидно. Это неправда. Все порочащие сведения негативны, но не все негативные сведения являются порочащими.

Порочащие сведения – несоответствующие действительности утверждения о нарушении закона или норм морали (здесь полное определение). С законом в определении всё понятно, а вот с моралью сложнее. Она учитывает менталитет, культурные особенности, много разных факторов. То, что не будет нарушением норм морали в Москве, уже будет нарушением норм морали в Дагестане, и это также необходимо учитывать.

Соотнесённость с конкретным лицом

Истец должен быть чётко идентифицирован в публикации. Но если его ФИО не указывается? Сколько человек должно узнать анонимного героя публикации, чтобы у него возникло право на защиту репутации?

Считается, что сведения распространены, если они переданы хотя бы одному человеку, кроме того человека, о котором эти сведения распространяются. Однако долгое время Центру защиты прав СМИ удаётся убеждать суд, что такой подход является неправильным. Центр исходит из того, что человека должно идентифицировать большое количество людей, которые с ним лично близко незнакомы. Если узнают близкие, то это не может опорочить человека – близкие вроде как итак о нём всё знают, а если чего не знают, то могут и спросить. То есть: перед ними защищать репутацию не надо.

При этом нельзя защищать репутацию другого человека. Иск может подать только то лицо, о котором говорится. Если человек умер, его могут защищать заинтересованные лица (но заинтересованность ещё надо доказать).

Разграничение оценок и фактов

Никакие вводные слова не делают утверждение мнением!

Все «по данным таких-то источников», «мне кажется», «по моему мнению» и «как утверждают эксперты», а также популярная в своё время рубрика «слухи» — не спасают

Обезопасить себя можно, сделав фразу предположительной или вопросительной. Слова «якобы», «вероятно» и прочие спасают почти на 100 процентов. В случае с вопросами имеет значение, как вы его сформулировали. Вопрос вроде «Почему правоохранители бездействуют в ситуации, когда губернатор украл 5 миллионов рублей?» – не спасёт.  

К слову. Если вы ответчик, лучше не ходатайствуйте об экспертизе. Если истец заявит экспертизу, то ваша задача сведётся к тому, чтобы перетянуть проведение экспертизы к тому эксперту, которого вы лично знаете и в компетенции которого уверены. Потому что, как правило, экспертиза воспринимается как единственное и правильное доказательство.  И в большинстве случаев она принимается независимо от того, кем была сделана — даже если была сделана крайне некомпетентным лицом. При этом если вы приносите свою независимую экспертизу, у неё будет меньше ценности для суда. Также помните: лингвист всегда оценивает контекст, а не выдернутые из контекста фразы. И если журналист реально «накосячил», это сыграет с ним плохую шутку.

Баланс между правом на свободу выражения мнения и правом на репутацию

По каким параметрам стоит оценивать публикацию, если вы сомневаетесь в том, стоит ли публиковать.

Скорее, опубликуем! Скорее, воздержимся от публикации…
  • Тема имеет общественную значимость.
  • Персонаж — публичное лицо.
  • Журналист говорит корректным языком.
  • Журналист добросовестно подбирает и проверяет факты. 
  • Персонаж ведёт себя провокационно.
  • Сейчас период выборов или иной общественной дискуссии.
  • Тема не является общественно важной, поднят частный вопрос. 
  • Истец — обыватель, не публичная фигура, не судья, не госслужащий.
  • Использован неадекватно резкий, оскорбительный язык.
  • Журналист нарушает нормы профессиональной этики.

Ответственность за нейтральную («добрую») ложь

Относительно недавно введены правила в отношении ложной, но не порочащей информации. В таком случае с редакции могут потребовать опровержения в течение 1 года, без компенсации морального вреда (только судебные издержки). Статья 152 ГК РФ.

Освобождение от ответственности

Всё, о чём говорилось выше – это нарушение личных неимущественных прав. Инициировать разбирательство может только лицо, в отношении которого эти права нарушены. Но также помните, что есть в нашей журналистской жизни статья 4 закона «О СМИ», которую контролирует (проявляя при этом активность) государство в лице Роскомнадзора (а это уже очень серьёзные санкции). 

Поэтому важно понимать, в каких случаях может наступать освобождение от ответственности (статья 57 закона «О СМИ»; освобождён может быть журналист, редактор, редакция).

Освобождение не наступает автоматически

Если есть аргументы, подтверждающие ваше право на освобождение, то вы можете предъявить их суду, но не факт, что суд примет решение в вашу пользу

Можно быть освобождённым от ответственности в случае, если:

  1. сведения присутствуют в обязательных сообщениях (заявления учредителя, материалы пожарной охраны, сообщения о реабилитации по решению суда, публикация решений, иных сообщений судов и проч. — например, имейте в виду, что если вы следили за чьей-то судебной судьбой, а потом было решение о реабилитации подсудимого, то вы будете обязаны напечатать информацию о реабилитации, если от вас этого потребуют),
  2. материалы получены от информационных агентств,
  3. сведения содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб органов власти, правоохранительных органов и иных организаций, в т.ч. коммерческих (к запросу информации приравниваются также сведения, которые почерпнуты в интервью);
  4. это дословное воспроизведение фрагментов выступлений народных депутатов на съездах и сессиях Советов народных депутатов, делегатов съездов, конференций, пленумов общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений (если в кафе или на улице встретились –- это не официальное выступление);
  5. сведения содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи (при этом повтор эфира или его стенограмма сюда уже не попадают), либо в текстах, не подлежащих редактированию (по разъяснениям Верховного суда, к таковым относятся комментарии к блогах и на сайтах, где не включён режим предварительной модерации);
  6. сведения являются дословным воспроизведением сведений из другого СМИ (дословность — обязательный признак + тот, у кого мы берём фрагмент, должен быть зарегистрирован как СМИ).
, ,