Метод «движения по бумажному следу»

В 2015 году Африканская сеть центров расследовательской журналистики вскрыла схему глобальной финансовой пирамиды, которая контролировалась из Великобритании. Некто Ренвик Хэддоу возглавлял структуру Capital Organisation, которая, используя сеть из более чем 30 подставных компаний, за пять лет продала мошеннических инвестиций на сумму свыше 180 млн долларов. Все собранные данные доступны здесь, о ходе расследования можно прочесть в журнале World Policy Journal (весенний выпуск 2015 года).

— Наиболее важные аспекты любого расследования — копать, слушать и задавать уместные вопросы, — говорит Хадиджа Шарифе, координатор криминалистских исследований по Африке в Investigative Dashboard. — Но задавание вопросов требует контекста, в то время как выслушивание правильных источников означает нахождение сердцевины той или иной истории. Данные, доступные бесплатно или за плату, никогда не заменят хорошее исследование. А в наши дни для того, чтобы осуществить хороший поиск в рамках расследования, необходимо быть знакомым с тем, как и где можно найти сведения, как к ним получить доступ и развить его.

Как двигались журналисты в этом расследовании?

Анализ брошюр. Журналисты собрали корпоративные брошюры, в которых перечислялись финансовые агенты-бенефициары, брокеры, аудиторы, физические офисы и другие детали, подробно указывающие на связи между внешне независимыми компаниями.

Анализ судебной практики. Документы показали, что это был не первый раз, когда некоторые лица и структуры в афере проходили через судебные разбирательства. И хотя документы из судов, о которых идёт речь, свидетельствовали, казалось бы, о второстепенных вопросах — была ли налицо коллективная или индивидуальная схема, — процесс зачастую выявляет доказательства и зацепки, которые в ином случае были бы недоступны.

Выявление связей. Используя бесплатные публичные базы данных вроде Duedil (аналоги в России — «За честный бизнес», «Картотека» — прим.ред.), журналисты выявили количество компаний (работающих, ликвидированных и др.), деятельностью которых руководит один директор. База также позволила получать важные сведения об акционерах, зарегистрированных офисах, хронологии выхода на пенсию и количестве сотрудников в штате. Для проверки личных и корпоративных связей также использовалась сеть LinkedIn (заблокирована в России — прим.ред.). Часть информации приходилось доставать через Companies House, Orbis и другие сайты корпоративных данных, каждый из которых доступен журналистам для бесплатного пользования через Investigative Dashboard (там содержатся ссылки более чем на 400 баз онлайн-данных в 120 юрисдикциях).

Информация о сайтах. Наряду с базами данных, мы использовали интернет-поиск по Whois (вроде такого), который даёт возможность определять дату создания сайтов и владельцев доменных имен.

Поиск открытых сведений в интернете. Полученные данные журналисты сопоставили со сведениями, найденными в интернете. Используя конкретные поисковые фразы, мы сумели вытянуть из различных файлов в Интернете упоминания определенных имен, фирм, продуктов и т. д.

— Мы также разыскивали в Сети новости о людях и компаниях. Вскоре обнаружилось, что в их рядах наряду с прочими фигурировали убийцы, отмыватели денег и тому подобные типажи, — рассказывает Хадиджа Шарифе.

Непосредственное включение в махинации. Журналисты создавали фиктивные профили в социальных сетях, чтобы связаться с компаниями и частными лицами, переписываться с ними по электронной почте. Авторы расследования представлялись потенциальными инвесторами, чтобы получить информацию о махинациях из первых рук.

Работа на местах. Как только стало известно, что Сьерра-Леоне — это фокусная точка всей истории, к расследованию привлекли местного журналиста. Он лично дважды проверил, правильно ли оформляется аренда земли, а если нет, то какие разделы или аспекты исключаются из процедуры. Во всех случаях право инвесторов на субаренду было незаконным. Некоторые сделки были нелегитимны.

Работа с документами. Для редактуры и публикации важных документов был использован sourceAfrica (бесплатный сервис, созданный ANCIR). Один из экспертов ANCIR Джованни Пельерано помог журналистам извлечь метаданные из многочисленных электронных источников и документов.

Перекрёстный допрос. Используя всю полученную информацию, журналисты провели «перекрёстный допрос». Эту методику эксперт ANCIR Генрих Бемке заимствовал из юридического мира и затем адаптировал для журналистских расследований. Журналисты выискивали возможные предвзятости, противоречия, последовательности и вероятности внутри свидетельств, ресурсов, интервью.

Итог: показывая связи внутри сети компаний, между людьми, организациями и юрисдикциями, журналисты визуализировали структуру сети.

— Для проведения хорошего расследования и «снятия корпоративной завесы» совсем не обязательно быть гением, — подводит итог Хадиджа Шарифе. — Нужны лишь любопытство, техническая вооруженность и стремление погрузиться в тему как можно глубже. Изыскивайте максимально возможное число источников данных — корпоративных, связанных со СМИ и НКО, данных по поставкам, санкциям, земле… Ищите то, что не очевидно, кажется нелогичным или же просто торчит в вас занозой. Следуйте своим инстинктам. Задавайте как можно больше вопросов.

При расследовании корпоративной структуры Хадиджа рекомендует двигаться по следующим вопросам:

  • Чем занимается компания?
  • Сколько в ней сотрудников? Кто они?
  • В каких странах она работает?
  • В каких странах она имеет филиалы, подразделения?
  • Каковы названия у связанных с нею компаний в каждой из стран, где она работает?
  • Где она платит налоги?
  • Куда она отчитывается о своих прибылях?
  • Каковы масштабы трансфертного ценообразования между её дочерними компаниями?
  • Какие компании используют такую практику и почему? (И где?)

***

 

, , ,