Что это вообще такое?

Формально, это некоммерческая организации (ПРОО «Четвёртый сектор») и средство массовой информации (Медиа-проект «Четвёртый сектор»). В целом — проект, реализуемый на стыке журналистики и НКО. У него две составляющие.

Команда независимых журналистов. Мы пишем тексты. Разные. Но особая любовь — сложные жанры: журналистские расследования, аналитика, спецрепортажи. За них не часто берутся региональные СМИ. Многие просто не могут позволить себе роскошь тратить столько времени на один-единственный материал. Мы берёмся. Ищем деньги, время, возможности и берёмся. Нам нельзя заказать расследование, но нас можно поддержать и нам можно предложить тему.

База профессиональных знаний. На этом сайте мы собираем информацию, полезную для таких же фанатиков глубокой журналистики, как мы сами. Статьи, списки инструментов и баз, разборы кейсов, информация об организациях, поддерживающих журналистов… Перепечатываем, перессказываем, переводим, расшифровываем вебинары, пишем сами, привозим полезное с семинаров.  Ведём календарь дедлайнов для тех, кто ищет средства на свои медиа-проекты (гранты, стипендии, премии). Открыли кабинет виртуальных консультаций, где эксперты в различных областях профессиональных журналистских знаний готовы безвозмездно помогать.

Почему «Четвёртый сектор»?

Потому что это проект на стыке журналистики (она же «четвёртая власть») и некоммерческого сектора (он же «третий сектор»). Смешав два понятия, получили название.

Ок, а почему «Лига фантастических журналистов»?

Если кратко: потому что в нас не особо верят ) Но мы есть — странные журналисты с принципами и правилами.

Нам хотелось уйти от приевшихся сочетаний вроде «журналист-расследователь» или «медиа-проект». Лига родилась из аллюзий. «Лига выдающихся джентльменов», «Фантастическая четвёрка», «Фантастические твари и места их обитания», вот это вот всё. Название предложил Паша Селуков.  Ещё четверо присутствующих поделились ровно пополам (горячо «за» и категорически «против») и спорили примерно час. В итоге один из протестного лагеря перешёл на сторону оппонентов, и мы стали всерьёз думать над удлинённой версией названия — «Лига фантастических журналистов (но Соколов против)».  Нам это даже понравилось — какая драма!

Впрочем, кажется, теперь и Владимир Соколов смирился с нашей фантастичностью. Фантастические журналисты — это и про известный идеализм, с утилитарной точки зрения граничащий с глупостью. И про фантастическую степень разных проявлений — любви к делу, принципиальности, дотошности. И про то, что журналист-расследователь в нестоличной России — вид редкий и почти вымирающий.

Конечно, мы говорим не только и не столько о себе. Фантастические журналисты — это все региональные фанатики глубокого журнализма, которые умудряются в текущих непростых условиях держать высокую профессиональную планку, сохранять любовь к профессии и верность принципам.

Откуда вы взялись?

Всё началось со «Школы журналистов-расследователей «Точка доступа»». Проект победил в конкурсе низовых инициатив Human Rights Incubator (Европейская комиссия совместно с правозащитным центром «Мемориал»), получил грант. Школа состоялась, журналисты чему-то (надеемся) научились, некоторые получили финансовую поддержку на проведение собственных расследований.

Началась практическая работа. На ней стало ясно: чтобы дальше развивать тему, нужно не просто быть в ней. Нужно быть в ней постоянно. Перманентно. Ежедневно. То есть — сделать занятие глубокой журналистикой основным. На нашем «тогдашнем» месте работы в интернет-журнале это было невозможно. Мы ушли во фриланс, начав сотрудничество с «Бюро журналистских расследований» при фонде «Гражданское действие». Бюро помогло уверенней встать на ноги.

Пока работали, решили регистрировать собственное НКО, а затем и собственное СМИ. Так появилась ПРОО поддержки и развития медиа-проектов «Четвёртый сектор» и сетевое издание «Медиа-проект Четвёртый сектор». В нашей команде сегодня пять человек.

Зачем вам это надо, что вам не так?

Нам «не так» жанровая деградация в региональной журналистике. Навевает тоску. В условиях, когда перед СМИ стоит задача выжить, наиболее популярными становятся наименее затратные жанры — заметка, отчёт, обзор, интервью, реплика. Многие региональные СМИ превратились в ретрансляторов, компиляторов и интерпретаторов. Тиражируют зачастую недостоверную информацию. Упаковывают информацию из открытых источников. Комментируют действительность.

«А как же я, Малыш? Ведь я же лучше собаки…»

Журналистские расследования и глубокая аналитика стали умирающими жанрами. ГосСМИ они не нужны, частным СМИ не по силам содержать расследователей. Плюс они опасаются связанных с расследовательской журналистикой рисков. Плюс не могут оценить непрямые выгоды. Понятно, что это влияет на уровень свободы слова. В пространстве журналистики копи-паста и поверхностного восприятия, легче манипулировать общественным сознанием, скрывать правду, открыто лгать — контролёров и аналитиков нет.

Потому нам жалко эти жанры. В них вся журналисткая соль с перцем и колбасой. Все вот эти вот «смысл, драйв, глубина». Без них скучно и вообще непонятно, зачем. Потому-то мы это затеяли.

На что вы живёте?

На гранты, пожертвования, премии, стипендии, гонорары за публикации и платные услуги. Каждый из нас может сотрудничать и с другими проектами, если это не противоречит ценностям «Четвёртого сектора».

Можно ли заказать вам расследование?

Нет. Зато можно предложить тему. Для этого напишите на info@sector4media.ru, в telegram (@ana_se) или свяжитесь с нами через эту форму:

Предложить тему

Четвёртый сектор

Лига фантастических журналистов