Сам себя начинаешь считать отбросом

По состоянию на конец 2016 года в России было около 143 тысяч «трудных подростков» — если называть таковыми тех, кто официально стоит на учете в комиссиях по делам несовершеннолетних. О «трудных» и криминализированных подростках в последнее время много говорили в связи с несколькими нападениями на школы в разных городах России (последнее из них произошло в Кургане 21 марта); глава Следственного комитета Александр Бастрыкин 6 февраля заявил, что во всех случаях родители или учителя знали о том, что планировали сделать подростки, но не верили и ничего не предпринимали.

Специально для «Медузы», Анастасия Сечина выяснила, как российское государство работает с «трудными» подростками — и почему у него не получается. ЧИТАТЬ