МАНИФЕСТ «Четвёртого сектора»
Начнём с грустного. Да, нас печалит то, что происходит с журналистикой и медиа в России сегодня. Не только потому, что государственная власть сравняла медиаландшафт с землёй, уничтожив всех неугодных и фактически введя цензуру. Но и потому что многие коллеги с этим согласились.

Такое наше традиционное, из сказок: «Делать нечего! Придётся [съесть ежа, отдать дочь на заклание, утопиться, подчеркните нужное]».

Почитайте профессиональные чаты коллег. Многие из них убеждены, что региональные медипроекты могут выжить только на бюджетном подсосе. Считают пресс-службу тёплым местечком. Вполне комфортно чувствуют себя в госСМИ — ведь ипотека сама себя не заплатит. Высмеивают слово «независимый».

Это грустно.

Но есть и другие. Их немало, и со многими мы знакомы. И это радостно.
Это журналисты и журналистки, которые сознательно отказываются от непыльной работы в понятном режиме и делают шаг в неизвестность, запуская собственный канал. Студенты и студентки, которые за каким-то чёртом пошли в журналистику и при этом не мечтают о карьере Киселёва и Соловьёва. Главреды и главредки, которые тащат своё СМИ, принципиально отказываясь от государственных денег. Фрилансеры и фрилансерки, которые продолжают сотрудничать с заблокированными СМИ, несмотря на риски.
В общем, все эти странные люди, которые влюблены в нормальную журналистику. Мы сами такие же. И мы создали «Четвёртый сектор», чтобы помогать таким, писать о таких, собирать таких вместе.

Мы ведём базу профайлов медиалюдей, чтобы сводить вас с редакциями, медиапроектами и некоммерческими инициативами. Мы инициируем и делаем большие совместные проекты, чтобы вы могли включаться, заводить новые связи и получать новый опыт. Мы собираем инструменты, чтобы помогать вам реализовать свои смелые замыслы. Мы отслеживаем дедлайны, чтобы держать вас в курсе важных событий и возможностей для медийщиков. Мы пишем статьи, чтобы вы могли рефлексировать, размышлять о нашей профессии и вдохновляться опытом коллег.
Вот наши характеристики и ценности:
Провинциалы в хорошем смысле слова
И всегда ими останемся, где бы ни жили. Мы начали наш проект в Перми, продолжали в Краснодаре, а теперь ведём из Стамбула и Праги. Нас всегда немного раздражала москвоцентричность и то, что столицы вытягивают лучшие кадры из регионов, поэтому мы топим за децентрализацию. Мы знаем, что делать крутые медиа и проекты можно, оставаясь в родных локациях. Не обязательно искать лучшей жизни в столицах.

Ещё можно уехать на Шпицберген, в Гданьск или Ханой и оттуда продолжать писать про родную Зюкайку. Сегодня так тоже бывает.
Не любим слово «конкуренция»
В смысле — да, ок, все мы конкурируем за внимание аудитории, донаты, рекламодателей. Ну и плевать. Нас обескураживает нежелание коллег сотрудничать, потому что — «Эээ, вы же наши конкуренты!». Мы убеждены, что будущее за сотрудничеством. Совместные проекты, коллабы всех видов и размеров, поддержка друг друга, обмен опытом и «перекрёстное опыление» — это классно и ресурсно. А битва и гонка — нет.
Любим медленную журналистику
Мы не очень любим быстрые и скоропортящиеся продукты. Да, новости тоже нужны этому миру (если это правда новости, а не стопка обработанных пресс-релизов). Просто это история не про нас. В своё время мы ушли из редакции, потому что устали от нормативов выдачи. Хотели работать над своими текстами и проектами столько, сколько требуется. Нырять глубоко, заплывать далеко. Иметь возможность подумать, поштурмить, разобраться, не спешить. Собрать кусочки большой мозаики, повозиться с тем, чтобы эту мозаику сложить. Именно такие проекты — наша особая любовь (хотя писать репортажи за один день мы тоже умеем).
Нам близок концепт «общественного медиа»
Нас бесит дискуссия вокруг словосочетания «независимые медиа». Все эти вопросы, заданные с хитрым прищуром: «А что, от своего учредителя / читателя / рекламодателя / чувства прекрасного вы тоже не зависите?» Поэтому ну нафиг. Под «общественным медиа» мы понимаем медиа, которое служит интересам общества в целом или некого сообщества внутри него. «Общественное медиа» не обслуживает интересы конкретного органа власти, корпорации, спонсора или донора. Этим оно отличается от пиар-службы.
Некоммерческий проект, и так будет всегда
Это не значит, что мы не можем зарабатывать деньги — в этом месте у многих путаница. Ещё как можем и будем. Эти деньги пойдут на развитие наших проектов и реализацию замыслов. В этом вся разница. Наша инициатива создана не для извлечения прибыли.
Маленький инди-проект, и это принципиально
Был краткий период в нашей жизни, когда нас стало тринадцать. Но он закончился. Мы хотим сохранять гибкость, мобильность и свободу в этом быстро меняющемся мире (сори за штамп). Чем ты меньше, тем проще это делать. Мы хотим, чтобы у нас было много связей и партнёрств, но не хотим серьёзно увеличивать ЦУП и количество людей, за которых несём ответственность. Это не значит, что мы вообще больше никого не хотим видеть в нашей команде. Расширение возможно — до здравых пределов. Мы хотим оставаться маленькими, это правда.
Против войны
тчк
In collaboration we trust