«Важно было не куда, а откуда»

Человек, у которого в советском паспорте, в пятой графе, было написано «еврейка», не мог не сталкиваться с темой эмиграции в самых разных вариантах, вплоть до «валите в свой Израиль». У меня всегда был один ответ как на дружеские, так и на агрессивные предложения. Россия — моя страна, я человек русской культуры. Зачем ехать, туда, где лучше? Надо сделать здесь хорошо.


Даже когда в начале двухтысячных уехал в Германию папа, у меня и мысли об отъезде не возникало. Первые сомнения возникли в 2011 году. Тогда (довольно известный) коллега принял решение уходить с государственной службы. На вопрос «Почему?», он ответил, что страна скатывается к фашизму, и он не хочет в этом участвовать.

Я тогда не очень поверила, а потом началось Болотное дело. А дальше всё, как в притче про лягушку, которую потихоньку нагревали, пока не сварили.
я выпрыгнула в последний момент. Или в предпоследний
«Молчать? Сесть в тюрьму? Уехать?»
Год назад начала собирать документы на репатриацию. Как бы на всякий случай. И к этим действиям подтолкнуло не какое-то конкретное событие, а общая удушающая атмосфера, ощущение того, что самоцензура становится необходимостью. А ведь я последние годы считала, что единственная польза от меня — это высказывание позиции, не совпадающей с официальной пропагандой. Круг общения у меня широчайший. А тут государство приблизилось к понятию мыслепреступление.

Я не выбирала страну переезда, потому что важно было не куда, а откуда. Просто Израиль единственная страна, где у меня есть право на гражданство по факту рождения, где есть родственники, любимые с детства.

24 февраля стало понятно, что предел наступил. Вечером 24 февраля мои взрослые сыновья с семьями приняли решение о необходимости уехать, так как невозможно иначе заявить, что война ведётся не от нашего имени, не финансировать её своими налогами. Альтернатива? Молчать? Сесть в тюрьму? Уехать? Наше счастье, что все взрослые члены семьи, все пятеро, были единодушны.

«И всё-таки нам легче, чем многим другим»
Отъезд для нас означал потерю качества жизни, разрушение всех планов на будущее, необходимость начинать с нуля.

Я здесь месяц. Это месяц решения бытовых проблем. На вопрос «Откуда?», отвечаю легко: из России. Правду всегда говорить легко. С агрессией пока не сталкивалась и в политические дебаты пока не вступала. С родственниками мы по одну сторону фронта. Потрясает, что многие выходцы с Украины зомбированы путинской пропагандой. Самые тяжёлые разговоры были с двоюродным братом, когда я ещё была в России, а он в Украине. Объясняла ему, что мы заложники. Вроде услышал.

Возможно ли начинать с нуля после 60 лет? Очень боюсь превратиться в бабку-пенсионерку. И всё-таки нам легче, чем многим другим

Возможно ли начинать с нуля после 60 лет? Очень боюсь превратиться в бабку-пенсионерку
И все-таки, нам легче, чем многим другим, так как мы приехали в страну, где нас встретили у трапа самолёта со словами «Поздравляем с возвращением».

Теперь помогают решать бытовые проблемы. Возможно, для детей эта страна и станет своей. Для меня вряд ли, хотя я ей очень благодарна за помощь в трудную минуту. Моя страна — это Россия, захваченная орками. Кстати, и Украина мне не чужая (тот, кто рождён был в Одессе…).

«Время империй прошло»
В чудо не верю. Главная мечта — Гаага. Распад страны, думаю, неизбежен. Я в этом не вижу трагедии. Время империй прошло. Существование такой огромной страны как унитарной невозможно, а к федерализму настоящему, а не декларативному, предпосылок не вижу.
Мы сейчас живём в формате метрополии и колонии. По-моему, это очевидно. И нежизнеспособно
Экономику за эти полгода мы грохнули да и до этого старательно уничтожали бизнес. Отдельная тема… А самое страшное — это население. Создан культ силы и насилия, нетерпимость к иному, агрессия как способ коммуникации, компромисс как проявление слабости. У нас огромный процент трудоспособного мужского населения не производит ничего, кроме насилия. Тут и сорока лет по пустыне не хватит.

Строить прогнозы сегодня бессмысленно. Когда-нибудь всё это кончится. Только лет мне много, могу не дожить.

Записал и отредактировал Владимир Соколов
Сверстала Анастасия Сечина. Рисунки Макса Сечина