«Наступило разочарование во всех без исключения»

Первые мысли о переезде появились 24 февраля. Именно в этот день мне поступил сигнал о том, что есть два варианта уехать, и только один из них — из России. По иронии судьбы, за несколько дней до начала войны мы с женой взяли билеты в отпуск, который очень давно планировали, и я решил не говорить ей о поступившей информации. Подумал — мол, да пошли вы, никуда я отсюда не уеду. Последний отпуск перед возможным уголовным делом? Ну, хорошо.


«RUSSIANS GO HOME»
С 18 по 24 февраля, когда была объявлена эвакуация из самопровозглашенных республик, у меня не было ни единого свободного дня. Я всё время разъезжал, с кем-то общался, что-то писал. Было очень много злости, очень много ярости из-за всего этого.

В отпуске, на свежем воздухе, удалось немного расслабиться и привести мысли в порядок. Понял, что даже если сигнал из ведомств ложный, то нельзя настолько похабно и наплевательски относиться. Прежде всего, к своим близким и своей работе. Толку от меня в неволе ноль, только ущерб.
Когда получилось выдохнуть, обрисовал жене ситуацию, мы быстро взяли билеты, и в течение недели уехали
Мы приезжаем в (солнечную) Грузию в начале марта, а там снегопады и супер-депрессивная погода. Первое, что видим — надписи «FUCK RUSSIA» и «RUSSIANS GO HOME» на каждом втором доме.

Поспать в первую ночь почти не получилось, а утром, когда мы впервые вышли из дома, к нам подошел напуганный мальчик, лет девятнадцати, и очень осторожно спросил, говорим ли мы по-английски. Мы ответили ему на русском, и следующую реплику он начал со слова «фух». Все были дико напряжены и напуганы.

О перспективах я не думал вообще. Горизонт планирования был полностью завален. Какой-никакой начинает появляться только сейчас, спустя пять месяцев со дня переезда.

Первое время мы вообще ничего не знали и не понимали. Что делать? Зачем мы здесь? Куда дальше и через сколько, и будет ли вообще это «дальше»? Ни о каких планах кроме как работать и как-то просто попытаться жить не было.

Нам повезло снять квартиру по цене, не сильно превышающей ту, что была в России. Бытовых проблем, кроме риска сильно заболеть и отдать миллион денег за лечение, нет.

В России я оставил всех самых близких людей, кроме жены. Очень скучаю по ним каждый день. У меня нет «тоски по берёзкам», но иногда очень не хватает родных пространств, города, в котором я прожил всю жизнь. Аналоги им есть и в Грузии, но вот, например, шаурмы, как моём городе, нет вообще нигде в мире, готов стоять на этом до конца.
«У меня нет сил и желания противостоять огромной машине пропаганды в лице какого-то конкретного человека»
С момента отъезда прошло семь месяцев. Мир стал ещё хуже, чем был. За это время были Буча, Винница, Одесса. Россия продолжает бомбить украинские города. Европа пытается договориться с ней и продолжает закупать газ, ищет обходные пути. Наступило разочарование во всех без исключения. И эти люди критикуют нас за то, что мы не свергли Путина?! Полный отстой.

Сложно назвать наш отъезд бегством, потому что на хвосте никто не сидел. Тактические отступление и вынужденное расставание одновременно, скорее. Я встречал здесь много людей, которые уехали, потому что им их моральный компас не позволял жить в стране-агрессоре. Уважаю эту позицию, но не разделяю.

Думаю, если бы была возможность продолжать работать без риска уехать на семь лет в тюрьму, остался бы, несмотря ни на что

Мне вообще плевать на выпады соотечественников в мой адрес. Скажу как мерзкий сноб, я не вижу смысла спорить с этими людьми и что-то им доказывать. Осознал это после пары попыток. У меня нет сил и желания противостоять огромной машине пропаганды в лице какого-то конкретного человека в соцсетях, проще просто послать его.
Мои заочные аргументы во всех этих спорах — это тексты, которые я пишу. Однажды они поймут
Среди моей семьи и друзей нет ни одного человека, который бы поддерживал войну. В этом смысле очень повезло с кругом общения, притом, что никто из этих людей не является журналистом или активистом.
«Империя должна умереть, вот и всё»
На вопрос «Откуда ты?» отвечаю — с Юга России. Если здесь говоришь, что ты из России, на тебя могут косо посмотреть, спросить о политике, уточнить, не из Москвы ли ты. Но на Юге России тут у каждого брат, сват, сослуживец, друг. Или он даже сам там работал и может что-нибудь вспомнить. Например, какой Дон красивый.

Сначала я чувствовал какую-то неловкость, мне казалось, что человек априори меня недолюбливает за то, откуда я. Но это очень быстро ушло. Я прекрасно понимаю, что расположить к себе можно кого угодно, независимо от страны происхождения. И не вижу смысла что-то скрывать или переживать. Не захочет человек продолжать диалог, узнав, что я из России? Что ж, это его право, и я это право, наверное, даже где-то уважаю. В конце концов, у меня большой опыт отказов от общения. Правда, обычно не из-за страны, а из-за названия изданий, с которыми я работаю.

Для того, чтобы мне захотелось вернуться, империя должна умереть, вот и всё. Если диктатура сломается и начнется какой угодно переходный процесс, в котором Россия не будет стоять на столпах имперского величия, захватнических войн и коррупции, заразившей каждый шаг жизни её граждан.

Смерти Путина, персонального и коллективного, для этого недостаточно. Нужно, чтобы общество приняло проблемы и осознало ошибки. Хотя бы начало это делать

Я буду готов вернуться, когда у России появится очередной исторический шанс стать нормальной страной.

В своих самых оптимистичных надеждах я надеюсь, что это произойдет через 3−5 лет. В более реалистичных не рассчитываю меньше, чем на десятилетие в изгнании.
Записал и отредактировал Владимир Соколов
Сверстала Анастасия Сечина. Рисунки Макса Сечина
!
Мнение героев проекта может не совпадать с мнением его авторов